Журнал «Квартирный ответ»
по материалам передачи
НТВ «Квартирный вопрос»
официальный сайт

Скандинавский стиль в интерьере (Характер нордический)


Мир в доме / Скандинавия

Скандинавы не склонны к саморекламе. Все, что они сделали для интерьера, удачно переработано немцами, обжито французами, приукрашено итальянцами. Пора восстановить историческую справедливость!
Скандинавский опыт стоит перенимать не только потому, что у нас схожие климатические условия. Короткое и холодное лето, долгая полярная ночь, снежные зимы — все это настолько нетипичные для остального мира факторы (80% населения Земли вообще никогда не видели снега), что нам, конечно, надо знать, как с этим живут соседи. Однако скандинавы близки нам еще и ментально: они упорно следуют формуле «польза, прочность, красота», тогда как южные народы частенько забывают о двух первых составляющих.

В XVIII–XIX веках у них, как во всей Европе, последовательно сменяли друг друга барокко, рококо, ампир — высокие стили, рассчитанные на дворцы, блеск светских приемов и строгую субординацию. Простой человек чувствует себя бесконечно маленьким в ампирных покоях, и шведам, протестантам по вере, вся эта золотая мишура оказалась ни к чему. Они максимально упростили выработанные формы и декоративные приемы, дойдя в своих дизайнерских поисках до самой сути. От бронзы отказались — все детали вытачивали из дерева, и оно старело намного эффектнее, чем бронза, столетиями остающаяся блестящей и тяжеловесной. Красное дерево заменили карельской березой и тополем. Снизили колористический пафос: там, где в европейском ампире царствуют синий, красный, золотой, изумрудный, белый, у скандинавов остался только белый, все остальные оттенки были разведены до градуса пастельных. От лепнины и накладок, конечно, никуда не деться, но гораздо большей популярностью пользовалась незатейливая роспись по трафарету. В целом классический шведский интерьер производил впечатление нежной акварели. Через некоторое время скандинавы привели ампир к логическому финалу и восславили бидермайер — первый стиль «маленького человека», прибежище для буржуа с их частными интересами.
Так вот, если парадную классику скандинавы подразрушили, то современный дизайн они-то и создали. Да-да, вовсе не итальянцы, а датчане, шведы и финны заложили основы современных модных течений. Именно они переориентировали после войны оборонное производство на мебельное, ввели новые технологии, виртуозно сочетали высокое ремесло и конвейер. Но кто сейчас об этом помнит? Мир ведет дизайнерский отсчет от итальянских пластиковых стульев, разноцветных кресел-мешков и красных феррари, поскольку все яркое лучше запоминается. Скандинавы как могли сопротивлялись эстетике беби-бума и масскульта, но в результате проиграли.
Зато как все хорошо начиналось! Тон задавали датчанин Арне Якобсен и финн Алвар Аалто, оба архитекторы. Аалто экспериментировал с березовой фанерой, называя свои заготовки «деревянными макаронами». Полученная мебель была лаконичной, недорогой, универсальной и настолько популярной, что встречалась потом даже в советских санаториях. Якобсен, если брался проектировать и обставлять какой-нибудь дом или отель, придумывал там все: от лестницы до ложки. И был настолько продуктивен, что в Копенгагене теперь шагу нельзя ступить, чтобы не встретиться с объектом от Арне Якобсена.

Однако скандинавский дизайн — это не только фанера. В антикварных магазинах до сих пор встречается идеальная северная мебель из ценных пород дерева, в частности из тика. Как ни странно, именно эта древесина в послевоенные годы была в Европе самой доступной: на Филиппинах строили дороги, вырубали тиковые рощи и продавали этот лес за копейки.
Вклад, который внесли скандинавские страны в послевоенный дизайн, неравнозначен: восемьдесят процентов шедевров принадлежит Дании, около пятнадцати — шведам (здесь развитие дизайна поддерживалось специальными государственными программами), еще немного — финнам (особо ценились их стекло и фанерная мебель) и почти ничего — Норвегии (интересна только норвежская керамика 50-х годов).  Но в конце 60-х слава всего скандинавского дизайна, качественного и новаторского, пошла на убыль, в поп-культуре не нашлось места скандинавской принципиальности. После выступления Улофа Пальме против войны во Вьетнаме закончилась и история любви с Америкой. В 1963 году газета «Санди таймз» заклеймила «слишком хороший» скандинавский вкус. «Мы доросли до совершенства масспродукта!» — гордо сообщал журналист, сбрасывая с корабля современности сразу и датчан, и финнов, и шведов, всегда стоявших на грани ремесла и промышленного производства.
И только сейчас, спустя полвека, мир снова начал ценить ручную работу, качественно сделанные вещи, правильные пропорции, лаконичный дизайн. Только сейчас мы присмотрелись к прохладной серо-голубой скандинавской палитре, которая у нас на севере гораздо уместнее, чем разноцветье Прованса и Мексики. Только сейчас мы принялись экспериментировать с искусственным освещением — возвращаем в интерьер хрустальные люстры и декоративное стекло, так ловко улавливающие солнечные лучи. Скандинавы знали этот секрет еще два столетия назад, так что все у нас еще впереди.

Артишок
Знаменитая люстра, придуманная Поулем Хенигсеном в 1957 году для датской фабрики Louis Poulsen. Форму артишока образуют металлические пластины, проходящий сквозь них свет получается рассеянным и мягким. Эта модель сразу стала культовой и уже полстолетия держится в первых строках дизайнерских рейтингов.

Густавианский стиль
Назван так в честь короля Густава, правившего 20 лет (1770–1790) и задавшего моду еще на полстолетия вперед. Это спокойная классика пастельных тонов: стены выкра­шены в пастельные оттенки, мебель — белая с обивкой в бело-голубую клетку или полоску. При желании «густавианский» стул может сделать каждый, покрасив обычный стул известным способом «приятная потертость».  Для этого перед покраской края и стыки нужно натереть свечкой, а после покраски эти места зачистить.
ИКЕА
Интерьерный феномен, альтернативы которому не придумали до сих пор. Компанию основал в 1943 году швед Ингвар Кампрад. Мебель, которую он предлагал, собиралась в плоские упаковки, и монтировать ее приходилось самим покупателям. Ассортимент ИКЕА всегда на уровне современных дизайнерский стандартов, легко узнаваемые предметы можно встретить в любом доме: от бедного до богатого. Сам Кампрад занимает седьмое место в списке мировых миллиардеров журнала «Форбс», но собственно бизнес принадлежит уже не ему, а нидерландской фирме со штаб-квартирой в Дельфте.

Муравей
Так называется стул, придуманный Арне Якобсеном в 1952 году (переиздается под маркой Fritz Hansen). До сих пор выпускается миллионными тиражами, стал символом датского дизайна и запечатлен на почтовой марке.
Обои и ткани
Скандинавы очень сдержанны в цветовой палитре, декоративных решениях и во всем, что касается обработки дерева. Но на тканях они отрываются по полной. С 50-х годов их рынок заполняют психоделические плотные орнаменты, подходящие, прямо скажем, не каждому интерьеру (Svenskt Tenn). В 60-е стилизованные маки дизайнера Майи Изола принесли всемирную славу марке Marimekko. В современных каталогах производителей тканей и обоев так же много густых орнаментов и темных красок: черной, красной, зеленой.
Тюльпан
Знаменитое и очень удобное кресло, придуманное Ээро Саариненном в 1957 году, до сих пор выпускает фабрика Knoll.

0


ВАС МОЖЕТ ЭТО ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ