Журнал «Квартирный ответ»
по материалам передачи
НТВ «Квартирный вопрос»
официальный сайт

Архитектор Ольга Тимянская


Ольга, первый вопрос — традиционный для этой рубрики. Вы не раз участвовали в «Квартирном вопросе». Чем вам интересна эта передача?
Я могу вам сказать, что для меня это был серьезный эксперимент, и он оправдался. Почему я согласилась участвовать? Чтобы проверить собственную храбрость. Если вы сделаете что-то для конкретного заказчика, круг людей, оценивающих работу, будет невелик, а здесь есть возможность выступить на широкую аудиторию. Безусловно, существует риск, потому что может получиться плохо. Поэтому я проверяла не только свою храбрость, но и компетентность. Еще один стимул участвовать в «Квартирном вопросе» — отсутствие давления со стороны заказчика — невероятно приятный фактор. То, что мы делаем для обычного клиента, выверяется его представлениями о том, что ему нужно, а здесь я делаю то, что хочу.

Но ведь в передаче есть свои ограничения?
Естественно. Условно говоря, есть определенное помещение, за пределы которого мы не можем выйти. Есть ограничение по времени, и это реальный стресс. Архитекторы и декораторы работают ежедневно и плотно, приходится изыскивать возможности сделать еще и эту работу, причем не в ущерб своей основной. И наконец, ограничения по материалам. Есть определенный круг спонсоров, материалы которых мы можем использовать, но, к сожалению, с их помощью не всегда можно реализовать свой замысел, поэтому приходится привлекать собственные ресурсы. Так что проект становится довольно затратным. Но все окупается реакцией людей, для которых ты это делаешь.

Если хозяин квартиры не может на вас воздействовать, значит, вы должны угадать его подсознательные желания. В каком из трех ваших проектов «Квартирного вопроса» это получилось лучше?
Во всех трех, как ни странно. То есть я, оценивая свою работу уже на экране телевизора, видела, что есть нюансы, которые надо было бы выполнить несколько иначе. Но реакция людей во всех трех случаях — о такой можно только мечтать.
Самое интересное, что проекты абсолютно разные. Первая история — скорее фэшн — проект для романтичной девушки. Вторая история связана с желанием организовать удобное, грамотно выстроенное пространство для двух девочек. Третья программа оказалась для меня самой сложной, потому что на ней я встретилась с очень известным и уважаемым мной человеком.

С актрисой Лией Ахеджаковой…
Да. Когда мы пришли к ней знакомиться, она сразу попыталась выяснить, что я собираюсь сделать. Мне, стественно, интересно участвовать в программе, никому не давая никакого отчета о своих действиях, иначе это не имеет смысла. Но я испытывала к Лии Меджидовне такое глубокое уважение, что никак не могла сказать ей об этом. Поэтому ограничений было очень много. Если все остальные были достаточно равнодушны к своему жилью и хотели его изменить, то она вроде бы и хотела — и не хотела. Одна из первых ее фраз звучала следующим образом: «Я не знаю, что вы собираетесь делать, только, пожалуйста, не трогайте это, это, и это, и еще вот это тоже». Она сама делала этот интерьер, годами, в условиях страшного дефицита, и хотела атмосферу своего дома сохранить.

Как вы решили эту задачу?
Просто сделали пространство более разумно организованным. Переделать весь дом, естественно, было невозможно ни по времени, ни по финансам, но все равно мы взяли не только комнату, что изначально предполагалось, но еще и коридор и лестницу, которые из нее были видны, чтобы как-то их объединить. При этом сохранить атмосферу российского загородного дома, со старыми вещами, буфетами и абажурами, и кружевными скатертями на столах, но привязать его к европейскому загородному, создав настроение шале. Для этого мы сделали неровные стены и подчеркнули деревянные балки на потолке. И еще поиграли с цветом, потому что с этой точки зрения помещение было очень невыразительным.

Что сказала хозяйка?
Мы сидели на кухне, Лие Меджидовне не было нас видно, нам ее тоже. Первое, что я услышала: «Ой-ой-ой!» Думаю: все, караул. Сейчас она упадет в обморок, и мы будем вызывать «Скорую». Но дальше раздалось: «Ты посмотри, как это красиво!» Потом она смотрела в какой-нибудь другой угол и снова кричала, как все прекрасно. Это было, конечно же, очень приятно.

А как вообще вы относитесь к старым вещам, которые с годами накапливаются в любом доме?
Не могу сказать, что я сильно обрастаю, но есть масса предметов, которые мне дают теплые воспоминания, и я не вижу необходимости с ними расставаться. Мне нравятся интерьеры, которые не перенасыщены, но имеют какие-то вкрапления, связанные с путешествиями, памятными событиями, причем, может быть, нескольких поколений семьи. Тогда есть ощущение, что интерьер складывался постепенно, годами. То есть это не новодел, нечто хрустящее, а дом с историей.

Есть старая россйская традиция — развешивать на стенах в гостиных и столовых семейные фотографии.
Я обязательно предусматриваю какие-то зоны, где их можно было бы разместить. Только мне кажется, что это для личного пользования. И если портреты родственников не являются художественными произведениями, и у вас нет острого желания, чтобы все приглашенные в дом видели, чьим родственником вы являетесь, то нет смысла развешивать их в гостиной.

То есть кабинет, спальня…
Возможно. Я всегда предпочитаю иметь в квартире зону, куда гости не имеют доступа вообще. Когда можно отсечь часть квартиры дверью, за которой скрыты гардеробная, ванная, спальня. А вот транзитная зона — переход из общественной части дома в приватную — идеальный вариант для размещения семейных фотографий.

Как вы пришли к профессии декоратора?
Через архитектуру. Я училась в МАрхИ и в Германии. В какой-то момент увлеклась оформлением интерьера произведениями искусства. Дальше больше, и в результате я стала делать интерьеры целиком. Так возникло дизайн-бюро «Искусство в интерьере».

Что декоратору нужно знать непременно?
У него должно быть ощущение предмета. Он обязан понимать в искусстве. И не бояться решений, которые кажутся старомодными. Например, в переговорной нашего дизайн-бюро стена оклеена обоями, мне кажется, незаслуженно забытым материалом. А ведь они могут быть невероятной красоты, а кроме того, делают помещение намного более теплым, чем крашеные стены. Плюс ко всему современные технологии позволяют делать обои, напечатанные в единственном экземпляре, вручную. Это, кстати, наш отдельный проект — мы делаем эксклюзивные обои для наших заказчиков.

Скажите, а как, по-вашему, будет развиваться декорирование в ближайшем будущем?
Еще недавно торжествовал какой-то упорный минимализм, а сейчас, по моим ощущениям, идет микст культур, цивилизаций, стилистик. Старое и новое, Восток и Запад, наверное, все это будет потихонечку перемешиваться. Мое впечатление таково.

Чуть не забыла спросить: а что нужно понимать под словами «искусство в интерьере»?
Да искусством вообще можно считать все что угодно. Может быть искусство жить, искусство есть, искусство пить… Интерьер сам по себе может быть произведением искусства. Главное — все делать с удовольствием и красиво.


0


ВАС МОЖЕТ ЭТО ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ