Журнал «Квартирный ответ»
по материалам передачи
НТВ «Квартирный вопрос»
официальный сайт

Дизайнер Диана Балашова


Дизайнер Диана Балашова— Скажите, пожалуйста, передача «Квартирный вопрос» — это ваша первая встреча с телевидением?
— Нет, не первая. Как-то я приняла участие в телешоу «Большая стирка». Мне позвонили в пятницу вечером и сказали, что в воскресенье надо прийти на съемку и рассказать, как гото вить свои квартиры к весне. При этом с собой следует иметь какие-то предметы мебели и задекорировать их на глазах почтенной публики. Я приехала на «газели», полной мебели, затащила ее в студию, и мы вместе с Андреем Малаховым покрывали ее золотой алкидной краской, обматывали люстры искусственными тюльпанами, клеили весенних жучков и бабочек. В общем, было весело.
Если вы желаете услышать мое мнение о передаче «Квартирный вопрос», я считаю это мероприятие просто замечательным! Каждый дизайнер хочет, чтобы его одобрили, поняли, нуждается в признании. Работа над таким проектом снимает общую усталость от каждодневной текучки, ведь в реальной жизни проекты воплощаются около года. А в передаче через 10 дней можно все увидеть уже готовым. Кроме того, когда делаешь реальный объект, много времени и сил уходит на согласование проекта с заказчиком. «Квартирный вопрос» — это все-таки шоу, там такая задача не стоит, и декоратор делает, что ему вздумается, не заботясь о последствиях. Да еще целая команда людей помогает тебе в организации процесса! Ведь обычно эту работу ты делаешь сам.

— Ваш проект для программы вошел в первую десятку, обойдя работы других декораторов. Почему, как вы думаете?
— Я делала комнату для семнадцатилетнего подростка — она называлась «комната на вырост». До проекта у этого юноши была комната пожилого человека. Я же решила к нему отнестись, как к своим заказчикам. Но он совсем юный, и пока непонятно, что из него получится, поэтому я решила представить его успешным, богатым и веселым молодым человеком. И сделала ему комнату, в которой живет представитель золотой молодежи, — функциональную и гиперотвязную. И достаточно спорную. Получилось хорошо, недаром она вызвала множество живых, горячих и совершенно противоположных отзывов на форуме. Мне кажется, это именно то, что нужно рейтинговому телевизионному шоу.

— Там, помнится, была огромная круглая кровать…
— Да, прямо в центре комнаты, и анимация на натяжном потолке — увеличенный кадр из мультфильма, а еще слоган «И целого мира мало», логотипы по полу, портрет хозяина на стуле и много других затей. Это была очень веселая и яркая работа.

— Как вы считаете, насколько сильно влияет интерьер на человека? Если поменять обстановку, можно ли измениться самому?
— Я и делала комнату с надеждой на это. Все эти отвязные идеи были на то и направлены, чтобы молодой человек понял — все может оказаться у его ног, все доступно.

— Вы всегда предлагаете заказчикам не просто решение интерьера, но некую игру. Недаром ваше дизайнерское бюро называется Play. Как люди относятся к предложению вступить в игру?
— Я пытаюсь общаться с ними неформально, создать атмосферу легкости, быть искренней и получить такую же ответную реакцию, а если они не ведутся на это, то я с ними не работаю. Если у человека нет чувства юмора, как я смогу с ним сотрудничать? Сильные, уверенные люди склонны к самоиронии, и в такой игре не видят ничего плохого.
Вчера ночью я составляла сопроводительную записку к проекту фитнес-центра, который делаю для компании «Русский алюминий». Серьезный заказчик, много порогов согласования, но так как дело было ночью, меня понесло, я и написала, что в тренажерном зале предлагаю поставить готовую тренерскую стойку, потому что она хорошей итальянской фирмы, респектабельная и дорогая, но при этом похожа на диджейку и создаст атмосферу жизнелюбия и молодости. К тому же, добавила я, вам должно быть приятно, что она сделана из русского алюминия. И ожидала отрицательной реакции, но мне позвонили и сказали: «Все хорошо, если еще хотите пошутить, пожалуйста, можете добавить юмора во все помещения».

— Как вы считаете, в этой склонности к игре сказывается ваше театральное прошлое или просто характер?
— Театр — нет. Как человек, однажды отравленный театром, я его очень не люблю и всячески стараюсь избегать эффекта бутафории в интерьерах. Театральные люди мне не нравятся. Самоиронией там и не пахнет, потому что все они — звезды первой величины. Я раз в два-три года хожу на какой-нибудь спектакль и никогда не могу досидеть до конца.
А образование театрального художника мало чем отличается от декораторского. Декоратор — это работа с пространством, стилем и настроением. Поэтому я считаю свое образование (я закончила Театрально-художественное училище имени Моссовета) абсолютно профильным. Нас учили всему понемногу. Немного истории, немного театра. Изготовление шляп, роспись ткани. Лучшее образование для невест.

— По-моему, и для декоратора неплохо. Хорошо, когда умеешь все сделать своими руками.
— Да, но в моей работе, к сожалению, речь чаще идет о цементной стяжке и наливных полах. Если вас интересуют какие-нибудь аспекты пароизоляции скатных кровель, обращайтесь, я вас проконсультирую.

— А ведь всем кажется, что декоратор — тот человек, который вешает шторы.
— Нет, руками, конечно, тоже что-то делается. Недавно я заканчивала большой дом, а потом к нему гостевой домик с баней. И решила, что там нужны какие-то росписи в восточном ключе, но художники никак не могли понять, чего я от них хочу. И тогда мы с моей помощницей взяли валики и безо всяких рабочих сами покрасили стены, нарисовали на них огромные золотые цветы и приклеили полиуретановую лепнину. Это был субботник, мы несли бревно. Такой физический труд приносит огромное удовольствие.

— Какие материалы предпочитаете?
— Больше всего я люблю обои. Я беру объекты в основном для того, чтобы потом приклеить их туда. Самые лучшие — бумажные, с классическими орнаментами, увеличенными до такой степени, что это становится хорошим современным декораторским приемом. И самые лучшие из бумажных обоев — темные.


— Вы сказали, что не любите имитацию. А как поступаете, если у заказчика новый дом и мебель, а он хочет получить классический старинный интерьер?
— Если у него квартира в новостройке, то ему лучше не делать дворцовый интерьер. Вообще, я большое значение придаю цельности. Если это частный дом, то разные этажи не могут различаться стилистикой. Если он выстроен в стиле ар деко, даже новодельный, то нельзя внутрь помещать хай-тек — это дурной вкус. Должно быть полное соответствие. Едешь, например, на старом «мерседесе» семьдесят какого-то года, и Элвис Пресли поет. Я, кстати, со сменой машин меняю диски. Когда-то у меня был «опель-тигра», и там звучали Манчини и Гарик Сукачев. Затем, на «жуке», я слушала модные диджейские миксты. Пристрастие к цельности заставляет менять музыку.

— А как возникает образ будущего интерьера? Появляется какая-то картинка, кадр из фильма, или вы представляете себе заказчика в этом интерьере?
— Когда знакомишься с заказчиком, очень важно, как он одет. Оттуда все начинается. Вот вы видели один мой интерьер — там заказчица была одета так, словно с одного манекена все вещи сняты. Безупречные бежевые тона, с которыми невозможно ошибиться. А вот когда человек оказывается в белом плаще из последней коллекции Dolce & Gabbana, но грязном, то я понимаю: это мой клиент. Мне бы хотелось делать модные интерьеры для таких вот разгильдяев.

— А что такое модный интерьер?
— Тенденции в интерьере так же четко прослеживаются, как и в одежде. Сейчас модны разнообразные миксты. Многие это называют эклектикой, но это скорее модная смесь — каркас классического кресла в стиле Людовика XIV, крашенный золотом, местами уже ободранный, но обтянутый современной дизайнерской тканью, от Мissoni, например. То есть сочетание современных брендов с классическими формами. Цветовая гамма — сложные темные цвета: табачный, лиловый, коричневый. Уже много лет модны только очень темные или очень светлые полы или сохраненный старый паркет. И, конечно, юмор и самоирония.

— Что бы вам хотелось сделать сейчас?
— Я собираюсь сделать старую московскую квартиру. Там будет паркет в елочку, двери, покрашенные масляной краской, высокие плинтуса. Мебель с вернисажа в Измайлове будет стоять вместе с дорогими диванами Minotti.
И я думаю туда повесить брежневского периода живопись на производственные темы — доярки, сталевары, лепнину сделать слегка потрепанную, заранее как бы немножко осыпавшуюся. И какие-нибудь простые драпировки из хлопка. Все это не должно выглядеть дорого, хотя дом на Остоженке. В последнее время я сделала несколько китчевых интерьеров, и теперь мне хочется больше хорошего вкуса и умеренности.


0


ВАС МОЖЕТ ЭТО ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ