Журнал «Квартирный ответ»
по материалам передачи
НТВ «Квартирный вопрос»
официальный сайт

Огни большого города


Юлия СысоеваПотомственный архитектор Юлия Сысоева — чемпион ”Квартирного вопроса”. На ее счету уже семь проектов, и каждый раз она удивляет хозяев и зрителей яркими, праздничными решениями. Наверное, это потому, что в повседневной работе Юлия занимается совсем не интерьерами: после окончания МАрхИ она работает в архитектурном бюро ”Sapiens-Дизайн”, где разрабатывает варианты оформления улиц и площадей Москвы к различным праздникам.

— Юля, ваша профессия на первый взгляд никак не связана с дизайном интерьера. Вы ведь занимаетесь оформлением городских праздников, не так ли?
— Я бы назвала это дизайном городской среды. Это не архитектура, не градостроительные проекты, а то, что на какое-то время меняет облик Москвы и создает у людей ощущение праздника. Это и есть моя профессия. А интерьерный дизайн — нечто вроде хобби. Как каждый архитектор, я знакома с этой работой. Хотя любой, в общем-то, человек, какой бы ни была его профессия, рано или поздно сталкивается с ремонтом в собственной квартире. Так и я: сначала сделала ремонт у себя дома, как самая обычная домохозяйка. А потом, когда ”Квартирный вопрос” искал профессиональных декораторов для участия в передаче, я предложила свою квартиру на конкурс, и именно она понравилась.

— Значит, интерьерный дизайн для вас — хобби, то есть не столько работа, сколько удовольствие?
— Мне нравится делать что-то хорошее для людей, которые мне приятны. Городской дизайн — он тоже для людей, но заказчиком является государство. А здесь ты работаешь непосредственно с человеком, пытаешься угадать, что ему нужно, что может ему понравиться. Я никогда не выбираю квартиру или интерьер — всегда человека.

— А с какими людьми вы любите работать?
— У меня нет стандарта. Но подсознательно, наверное, выбираю людей с большой долей оптимизма и жизненного позитива, который нельзя объяснить просто тем, что у них все хорошо. Когда ты создаешь интерьер, это предполагает довольно тесное общение с его хозяевами. Мне нравится общаться с людьми активными, в чем-то необычными. Вот, например, семья: мама — учительница, папа — оперный певец, дети — два антагониста, которых нужно поселить в одной комнате так, чтобы у каждого было собственное жизненное пространство. Моя задача — придумать такой интерьер, чтобы этой семье было в нем удобно.

Праздничная конструкция, украсившая Лубянскую площадь ко Дню города   Такой нарядной Серпуховская площадь была во время юбилея битвы под Москвой  

— Правда, что и город, и площадь, и частный дом живут по одним и тем же законам? То есть принципы организации пространства одни и те же, только масштабы разные?
— Законы гармонии существуют и на молекулярном уровне, и на уровне очень крупных вещей. Но все равно городская среда и отдельная квартира существуют по разным принципам. Как они для меня связываются? Я могу в масштабе комнаты придумать какой-то предмет точно так же, как придумываю конструкцию какого-нибудь объекта на городской площади. По сути, я дизайнер-предметник. Вот и в каждом проекте для ”Квартирного вопроса” придумываю вещи из оргстекла, это моя фишка.

В проекте ”От винта!” вся мебель сконструирована по авторским эскизам Юлии, в том числе и стол в форме винтовой лопасти   Изюминка проекта ”Гостиная для лежебок” — широкая лежанка-подиум, выполненная по проекту дизайнера

— В проектах общегородского масштаба у вас тоже есть своя фишка? Прием, по которому вас можно узнать?
— Фирме, в которой я работаю, особенно хорошо удаются механические игрушки и высокие художественные конструкции. Нам поручают делать именно это. Наш Дед Мороз со снеговиками уже лет шесть стоит на Поклонной горе. Каждый час начинается восьмиминутная программа: Дед Мороз поздравляет детей и родителей с Новым годом, у него загораются глаза, изо рта идет пар, он стучит посохом и загадывает загадки. А в этом году мы хотим сделать полумеханическую игрушку — снежковый тир, в котором фигуры нужно будет выбивать снежками, а они в случае попадания буду двигаться. Сейчас работаем над этим проектом. Там же хотим сделать панно в виде знаков зодиака или звездного неба — попадаешь снежком в цифру 2007, и вся конструкция начинает издавать звуки, играет музыка, включается иллюминация. Это будет сложная, динамическая городская игрушка с элементом интерактивности.

Дед Мороз со снеговиками — первая в Москве электромеханическая игрушка. Каждый час включается восьмиминутная программа с поздравлениями  

— Мне несколько раз приходилось встречать Новый год в других городах, все было прекрасно, но Москва всегда готовится к этому празднику с особым размахом.
— Я много ездила по миру, но не знаю города, где есть нечто подобное. Взять тот же Нью-Йорк — там очень много изображений, но все рекламные, все кричат: ”Покупай, и тебе будет счастье!” В Вашингтоне ставят главную елку страны, и все. Не принято поздравлять людей с праздником. А у нас принято, для этого существует целая индустрия с богатой историей.

— Как рождаются все эти оформительские проекты? Откуда возникают идеи очередных городских игрушек?
— Во-первых, все, кто работает в этой области, знают, на что есть спрос в этом году. Например, на Лубянке последние три или четыре года стояла некая конструкция вместо елки. В чем-то она была удачная, в чем-то — нет, а теперь давайте поставим что-нибудь новенькое! Придумываются новые штуки, формы. Предлагаются более глобальные проекты — скажем, оформление Бульварного кольца. Новые светильники, световые деревья. Какие-то вещи рождаются просто по ходу жизни: ты пошел погулять и понял, что здесь могла бы стоять елка, потому что площадь огромная, а центр у нее темный. Тут уже смотришь, какие желательны пропорции, какая высота.

— Раз уж в нашем разговоре зашла речь о Лубянке — как вы считаете, что может стоять на том месте, где когда-то был памятник Дзержинскому? Архитекторы предлагают разные варианты: от обелисков до детской карусели.
— Это сложный вопрос. Место неоднозначное, с историей, через которую трудно перешагнуть. Мне кажется, там должно быть что-то не слишком игривое, не детское, не фантазийное. Но жизнеутверждающее. Площадь необычна сама по себе, она круглая и обозревается со всех сторон. От Манежа, например, сколько приходится идти, но все время на нее ориентируешься. Стоит ли акцентировать внимание на трагической стороне? Не знаю. В прошлом году, кстати, на Новый год мы сделали довольно интересное предложение — поставить туда несколько вертикальных бегущих строк, на которые москвичи могли бы посылать новогодние sms-поздравления. К сожалению, эту идею наш заказчик не утвердил.

— Есть ли у вас частные заказчики?
— В нашем бизнесе два направления. Одно — дизайн городской среды, где главный заказчик — город. И есть архитектурно-проектное направление, там мы работаем в основном с частными клиентами. Например, на нашем счету реконструкция театра Луны на Ордынке, проекты для компании ”Пальмира” и аптечного супермаркета ”Биотек” в Черемушках.

— Как вы считаете, чего сейчас нашему городу не хватает?
— Мне кажется, не хватает действительно уникальных проектов. Таких, которыми можно было бы гордиться: ”Мы самую большую в мире елку сделали!” Но пока самая большая в мире елка — в Бразилии.

Юрия Долгорукова Юлия одевала своими руками. Акция привлекла внимание москвичей: впервые в нашей столице памятник принарядился к празднику    Первая в Москве 30-метровая елочная конструкция была установлена на Лубянской площади


0


ВАС МОЖЕТ ЭТО ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ