Журнал «Квартирный ответ»
по материалам передачи
НТВ «Квартирный вопрос»
официальный сайт

Загляни в глазок


Фотография в интерьере

В ресторане Cina Club декоратор Альбина Назимова повесила кадры документальной хроникиФотография сегодня — важнейшее из искусств. Многие снимки стоят намного дороже скульптуры или масляной живописи, хотя людей с фотоаппаратами намного больше, чем людей с кисточками. Как же мы дошли до такой жизни?
В отличие от многих других спорных исторических вопросов, отца фотографии мы знаем точно. Им стал Жозеф Нисефор Ньепс, в голову которому в 1822 году пришла гениальная идея: записывать изображения с помощью света. Свой метод он назвал гелиографией, а первый снимок представлял собой вид во двор (камеру-обскуру держали в окне целых восемь часов — такая тогда требовалась выдержка!).
Открытие это весьма помогло в изготовлении гравюр, но не дало четкого и, главное, закрепленного изображения, к которому привыкло уже следующее поколение. Для того чтобы родилась настоящая фотография, постаревший и отчаявшийся Ньепс должен был встретить молодого и предприимчивого Дагера. Двадцать лет наобум они искали тот самый закрепитель, который остановил бы прекрасное мгновение.
Совершенно независимо от французов той же темой занимался англичанин Фокс Талбот, использовавший чувствительный к свету нитрат серебра. Первая фотография, сделанная Талботом в 1842 году (выдержка два часа), до сих пор украшает все британские энциклопедии, не говоря уже о том, что именно он придумал сами термины «фотография», «закрепление», «позитив» и «негатив».
К счастью для французов, Талбот почему-то бросил свои изыскания на самом интересном месте и переключился на классическую историю. Пальма первенства перешла к Дагеру (его старший коллега Ньепс к тому времени уже умер), чьи дагерротипы на серебряных пластинках были так совершенны, что очевидцы называли эксперименты Талбота детской игрой. По всему Парижу — то там, то сям — возникали светонепроницаемые палатки господина Дагера, из которых тот фотографировал местные исторические памятники. Он умело раздул шумиху вокруг себя и своего изобретения, но… потерпел полную коммерческую неудачу. Ведь теперь любой химик, узнавший принцип работы камеры-обскуры, мог спокойно фотографировать сам, без помощи изобретателя.

Декоративное фото Владимира Клавихо-Телепнёва в одном из московских декораторских бутиков

Фото Дмитрия Бальтерманца «Без оглядки...», 1973 г.


Когда дело коснулось цветной фотографии, появились и русские имена. Изобретение цветного фото по праву принадлежит химику Сергею Прокудину-Горскому. Он использовал три цветных светофильтра (красный, синий, зеленый), имеющиеся слайды составлял стопкой и получал точное цветное изображение. Прокудин-Горский пользовался полной и горячей поддержкой Николая II, тоже заядлого фотолюбителя. С монаршей помощью был осуществлен «Проект систематического документирования географии и этнографии Российской империи». Сегодня, из XXI века, эти снимки кажутся нереальными по силе документами — какая жалость, что их не так много! Но после революции приближенность к Его императорскому величеству вряд ли сослужила бы Прокудину хорошую службу, поэтому он предпочел эмигрировать, а большевики прекрасно обходились и без цветной фотографии.

Интерьер практически сразу принял фотографию на «ура». Еще не было коричневых снимков, наклеенных на картон, лишь серебристые пластинки под стеклом (первые дагерротипы), а модные романтические особы уже снимали со стен пейзажи и портреты в пользу монохромных диковин. С появлением бумажных карточек и недорогих переносных камер фотографии заполонили все стены. И это притом, что стандартный размер тогдашней фотографии был с нынешнюю визитную карточку, максимум в два раза больше! Фото обрамляли в папье-маше, черный бакелит, дерево. Они плотно заполняли стены, ширмы и даже шкафы. У фотографий были царственные покровители: английская королева Виктория, обожавшая сентиментальные семейные снимки, и Николай II, чей кабинет в Царском Селе (не сохранился) был образцовым жильем фотомана и примерного семьянина. Это искусство стало неотъемлемой частью стиля модерн: духи, туманы, тонкий стан, извилистые линии, нечеткие черно-белые изображения.
С приходом ар-деко сентиментальные открытки со стен убрали. На Западе вошли в моду гламурные планы голливудских див, у нас — фотографии строящегося социализма, среди которых лучшие сделаны Александром Родченко. Их жесткая энергичная стилистика уже давно востребована мировыми коллекционерами, и оригинальных отпечатков днем с огнем не найти. Зато не так давно вспомнили о другом направлении в фотоискусстве того времени — пикториальной фотографии. Пикториальная значит живописная. Фотографы старались приблизить свои снимки к картинам, используя мягкорисующие объективы и сложную технику печати. Самые громкие имена — Алексей Гринберг, Юрий Еремин, Николай Андреев. Поскольку пикториалисты противопоставляли себя документальным репортерам, ничего хорошего их в СССР не ожидало. Гринберга посадили после выставки 1935 года по обвинению в распространении порнографии (он представил снимки обнаженной натуры), остальные были вынуждены проявлять свои творения в ванных комнатах коммунальных квартир. Только спустя семьдесят лет эти художники получили заслуженное признание.

Коллекционное фото Игоря Мухина из серии «Москва»

Современную фотографию можно напечатать не только на бумаге, но и на керамической плитке, коллекция «Магнолия» от Dominic Crinson, Великобритания

Выбор фото для интерьера — дело глубоко личное. Мы готовы повесить у себя портрет маслом какого-то неизвестного придворного в парике и камзоле, но вряд ли найдем место для фотопортрета незнакомой девушки, безымянного красноармейца или Сильвестра Сталлоне. Для интерьера больше подходят пейзажи, жанровые сценки. Декораторы советуют остановиться на черно-белых изображениях или сепии — цветная фотография слишком конкретна. В любом случае снимок нужно обрамить и принять меры для его сохранения: не вешать на солнечную сторону, убрать под стекло, может быть, раскошелиться на паспарту из особой бумаги — в ее составе отсутствуют некоторые химические элементы, способствующие потускнению фотобумаги.
Если же вы не собираетесь обезопасить свои шедевры, то особенно ценные лучше не выставлять, а убрать в папку. Фотография, в отличие от живописи, восстановлению практически не подлежит!

Декоративное панно «Роза» состоит из трех керамических плиток серии «Нирвана». Lord, Италия

Хлопчато­бумажная ткань с черно-белым фотопринтом. Chivasso, Голландия

 


0


ВАС МОЖЕТ ЭТО ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ