Журнал «Квартирный ответ»
по материалам передачи
НТВ «Квартирный вопрос»
официальный сайт

Положение обязывает


Знакомые лица / Ольга Фрейман

Архитектор Ольга Фрейман

Район улицы Остоженка в Москве давно уже имеет второе, неофициальное название — Золотая миля. Здесь самая дорогая недвижимость и больше всего дизайнерских квартир на единицу площади. Для архитектора иметь бюро на Остоженке — безусловный показатель статуса. Поэтому, если вы взялись за бронзовую ручку архитектурного бюро Il Сentro Nuovo, расположенного в престижном «Опера-хаус», будьте готовы: от вас как от заказчика ждут если не безоговорочного подчинения, то по крайней мере общения на равных. Интеллигентная, улыбчивая и обаятельная хозяйка бюро Ольга Фрейман об этом не скажет — но это ее обязательные правила игры.

Ольга, вы открыли бюро в 1998 году, накануне кризиса. Как выжили тогда и как чувствуете себя сейчас?
Тот кризис мы пережили спокойно: у нас было всего два-три клиента, и эти объекты не закрылись. Не знаю, как насчет бизнеса, но их частную жизнь он не затронул. Надеюсь, сейчас будет так же. Пока мы не почувствовали каких-то перемен. Никто от нас не уходит, проекты движутся, все большие и дорогие, оплаченные заранее. Вряд ли они свернутся, ведь в этом случае сгорят все предыдущие вложения. Стройка — такая вещь, которая не может ждать в незаконченном виде. Ее обязательно нужно завершить.

У вас нет недостатка в обеспеченных заказчиках. Почему вы согласились участвовать в «Квартирном вопросе»?
Причин несколько. Во-первых, сама передача очень хорошая. Для меня всегда было загадкой, как им удается держаться на плаву столько лет, захотелось понять это изнутри. Оказалось, что держатся на правдивости: все, что происходит, происходит на самом деле. Во-вторых, как профессионалу мне было интересно сделать что-то быстрое, скетчевое. У нас от проекта до его реализации проходят два года, а здесь можно воплотить идею за две недели. При этом хозяева квартиры не участвуют в процессе, их не приходится уговаривать. Отсутствует одна из самых обременительных сторон нашего труда — это ли не роскошь для дизайнера? Правда, есть другие сложности: в передаче, как правило, участвуют люди более скромного достатка, нежели у наших клиентов, у них другие требования, к тому же бюджет строго фиксированный.

Интерьер архитектурного бюро Il Centro Nuovo

Фрагмент стены в частных апартаментах

Интерьер архитектурного бюро Il Centro Nuovo сочетает функциональность и роскошную декоративность, а неоклассический стиль удачно адаптирует элементы ампира (фасон штор из грубой холщовой ткани) и ар-деко (воздушная люстра с хрустальными подвесками)

Фрагмент стены в частных апартаментах. Тисненая фактура линкруста, подчеркнутая золочением и патиной, эффектно обыграна подсветкой. На этом фоне органично смотрятся французская консоль XVIII в. и старинная китайская ваза

А если к вам придут творческие молодые люди, у которых небольшая квартира, скромный бюджет и огромное желание сделать свой дом особенным, вы готовы работать с ними при условии, что они будут безоговорочно к вам прислушиваться?
Нет, к сожалению. У меня есть обязательства перед сотрудниками (платить им зарплату), арендодателями, поставщиками. Финансовый вопрос очень важен. Я никого, кроме себя, не могу заставить работать бесплатно. Потому-то мне и интересен «Квартирный вопрос» — уникальной возможностью сделать что-нибудь интересное, не привлекая никого из коллектива.

После вашего дебютного телепроекта «У плакучей ивы» многие зрители упрекнули вас в том, что гостиная получилась слишком непрактичной для семьи с детьми. А что такое практичность в дорогом интерьере? Является ли она необходимым условием?
Да я не согласна даже с тем, что наш телевизионный интерьер был непрактичным! В этом смысле я вообще не хочу разделять людей по уровню достатка. Вы думаете, у нас нет многодетных заказчиков, у которых домработница не успевает убирать за толпой ребятишек? Мы стараемся изменить их отношение к самому понятию практичности. Ведь окружающая среда — важный воспитательный момент. У меня тоже есть дети, я это знаю по себе. Нельзя им все запрещать, при этом непрерывно за ними подтирая. Они должны сами увидеть нечто особенное и притихнуть. Даже если они разрисуют в комнате стены — пусть, интерьер ведь не должен все время оставаться новеньким, как на продажу. Он нужен для того, чтобы в нем жить, но при этом понимать: есть еще и вот такое. Не бывает так, чтобы до восемнадцати лет все были пачкунами, а потом вдруг стали аккуратистами. Пусть гостиная будет гостиной, не надо делать из нее ни чулан для хранения вещей, ни игровую площадку. Если на то пошло, с этим можно справиться самостоятельно. А раз заказчик обратился к нам, он должен нас слушать.

Можете ли вы определить стиль, в котором работаете?
Я профессионал, должна уметь работать в разных стилях. Если же говорить о личных предпочтениях, это то, что американцы называют traditional home — дом, в котором можно все смешать и привносить разные детали в течение жизни. Конечно, это никакой не минимализм, который не терпит инородных вкраплений: раз — и все, только фиолетовая пижама, желтая к интерьеру уже не подходит... И не тот фьюжн, о котором сейчас много говорят. Традиционный дом, как правило, строится на основе классики, неоклассицизма.

Гостиная Гостиная

Гостиная, в основе композиции которой — камин с мраморным порталом и росписью в восточном стиле. Вокруг камина сформирована мягкая зона с тщательно подобранной изысканной мебелью

В гостиной удачно сочетаются сияющие посеребренные стены, колонны и светильники с ярко-голубой мебелью и картинами

Вы много работаете с антиквариатом. Это тоже личный интерес или реакция на запросы клиентов?
Началось все с личного. Коль скоро мы говорим о традиционном доме, о классицизме, то этот стиль приходится отчасти имитировать. Но имитация часто отталкивает, а подлинные вещи привносят то благородство и ту правду, без которых не может существовать интерьер высокого уровня. А теперь на это пришла мода. Не столько мода даже, сколько естественное увлечение историей со стороны нашей нарождающейся буржуазии. Это происходило во всех странах: где-то лет двести назад, где-то пятьдесят, у нас сейчас. Сначала хотелось иметь хорошую одежду, потом хорошую машину, а когда проблем с этим не стало — красивых домов и антиквариата. И это стремление будет развиваться, несмотря ни на какие кризисы. Даже те, у кого нет подлинного интереса к старине, все равно будут ее покупать, чтобы соответствовать определенному уровню: у тебя нет антикварных вещей — значит, ты чего-то не понимаешь в этой жизни. Хотя еще два-три года назад многие открещивались, рассуждали про какую-то ауру («не знаю, кто сидел раньше на этом стуле, какая у него энергетика...»). Это смешно — какая энергетика у стула? Она может быть только у человека. Сядь и передай ему свою энергетику.

Ручную работу вы часто используете?
Когда это необходимо. В основном находим наших мастеров, с ними надежнее работать. В любой день можно выкроить время и приехать проконтролировать. А к иностранцам ездить далеко. Или нужно вызывать их сюда, оформлять визы... Неудобно. К тому же они чересчур амбициозны, особенно французы — смотрят на нас как на варваров. Пока найдешь общий язык! Наши более покладистые и при этом более творческие: если сами видят, что получилось не совсем то, готовы переделать, не требуя дополнительной платы.

Но название у вашего бюро все-таки итальянское. Почему?
Мы начинали работать с известным итальянским архитектором, профессором из Рима. Потом стали самостоятельными, а название запомнилось, вот и решили его оставить. Да и куда от них деться, от итальянцев? Они законодатели стиля в дизайне, как бы ни обижались французы, а их мебельная индустрия впереди планеты всей, как бы ни старались китайцы.

Какие материалы вы предпочитаете использовать?
Все зависит от проекта. Кто-то хочет паркет из замка, стулья из дворца и антикварный камин. А для другого объекта камин мы спроектировали сами. Он облицован абсолютно черным толстым стеклом, на котором с изнанки выгравированы фотографии — макросъемка древесной коры. Гиперсовременный материал, гиперсовременные технологии нанесения — тоже ручная работа, но нетрадиционная.

Будуар Проект «У плакучей ивы»

Атмосферу будуара задают реплики старинных французских обоев, дополненные росписями на карнизе и крупным рисунком орехового паркета

Проект «У плакучей ивы» — дебют Ольги Фрейман в телепередаче «Квартирный вопрос»

Мебель тоже сами проектируете?
Случается. Одной из заказчиц показали сотни обеденных столов — все было не то. Потом нарисовали свой, и он понравился. Если есть бюджет, эксклюзивную вещь сделать несложно. Кстати, он получился не дороже столов, которые есть в каталогах той итальянской фабрики, где мы его изготовили. Зато один-единственный. Правда, теперь его тоже занесли в каталог, и кто-нибудь может заказать повтор.

Изменилась ли за десять лет манера общения заказчиков с дизайнерами?
Мы достигли того уровня, когда не только нас выбирают, но и мы сами выбираем себе клиентов. Уже при первой встрече понятно, возникнет ли взаимное доверие. Сразу предупреждаем: раз вы пришли к нам, прислушивайтесь к нашему мнению. Воспринимать нас на уровне курьеров не надо. Да, они рассказывают нам о стиле, который любят, показывают места, где им понравилось, говорят, с чем не хотели бы расстаться, — а дальше уже наше дело. Без этого нельзя. Если идти на поводу у клиента, позволить ему собой руководить, это неизбежно заведет в тупик. В лучшем случае проект будет некрасивым, в худшем он не закончится никогда, дизайнер просто разругается с заказчиком, а последний потеряет деньги. Важно убедить его, что слушаться профессионала выгодно прежде всего ему.

Что может побудить вас отказаться от выгодного заказа?
Та самая невозможность взаимопонимания. Отказ от собственных слов, когда человек что-то говорит, а потом не придает этому значения. Требует от нас последовательности, не требуя ее от себя. Как только я это вижу, сразу понимаю: все, дальше будут ложь и обман.

Изюминка интерьера в деталях и аксессуарах Совместный проект с передачей «Квартирный вопрос»

Изюминка интерьера в деталях и аксессуарах: искрящийся богемский хрусталь, бронзовые статуэтки, живописные полотна начала ХХ в.

Новый совместный проект с передачей «Квартирный вопрос» — спальня для семьи, в которой увлекаются охотой. В деталях  опубликован в №10/2009

Какому помещению в интерьере вы уделяете наибольшее внимание?
Исторически так сложилось, что лицо дома — входная зона и гостиная. Это то, чем хозяин заявляет о себе: вот, я такой. То, что он показывает всем. И тут мы полностью соответствуем традиции. Странно было бы уделить основное внимание, например, спальне.

Как, по-вашему, должен выглядеть дом, соответствующий определению «родовое гнездо»?
Гнездо не проблема, главное — чтобы был род. Слаженная семья, желание жить вместе. Конечно, это не тот дом, где есть все для автономного существования (бассейн, дискотека, фитнес-зал), и можно жить, не выходя за его пределы. Лично мне это напоминает бомбоубежище. Нет, просто красивый, теплый, удобный дом. У каждого свои представления об удобстве, главное — чтобы было комфортно всем и было то, что в семье любят делать сообща. Одни предпочитают сидеть у камина, другие снимают фильмы во время путешествий и смотрят их потом в домашнем кинотеатре, третьи обожают готовить и вкусно кормить гостей. У нас была такая заказчица, мы для нее даже сделали специальную кухню с профессиональным оборудованием, куда не заходит никто, кроме нее. С удобной подачей блюд в разные помещения: есть еще обычная кухня, столовая, гостиная, уличная терраса... Теперь она собирает всю семью и гостей на обеды.


0


ВАС МОЖЕТ ЭТО ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ