Журнал «Квартирный ответ»
по материалам передачи
НТВ «Квартирный вопрос»
официальный сайт

Мелочи жизни


Знакомые лица

Декоратор Маша Гончарова

Петербурженка Маша Гончарова — натура страстная и увлекающаяся. Так она сама про себя говорит, и это очевидно с первой минуты разговора. Хотя бы потому, что слова у нее катятся как горошины с горы, не поспевая за мыслью и друг за другом. Еще потому, что она никогда не сидит на месте (в смысле приложения таланта). Казалось бы, сама фамилия уготовила ей судьбу лепить горшки из глины, тем более что у Маши это очень даже неплохо получалось, но она все время пробует себя в ином качестве: составителя музейных коллекций, куратора галереи, закупщика, дизайнера украшений. Навешивает на себя все новые и новые функции, как бусы, которые обожает. У Маши целая коллекция бус — под каждый наряд свои. Примерно так же тщательно и придирчиво она подбирает предметы к интерьерам, но при этом уверена, что интерьер не гардероб, составить его гораздо сложнее. Не каждому это удается — только людям с соответствующим образованием и накопленным опытом.

Маша, а какой опыт накопили вы и как пришли в декораторы?
Прямо скажем, нетрадиционным путем. Декораторы у нас все больше из филологов, а я тридцать лет сознательно занимаюсь изобразительным искусством. Окончила художественную школу, Мухинское училище. Долго занималась керамикой, достигнув в этом определенных успехов. Но как-то в Лондоне пошла в Музей Виктории и Альберта и поняла, чего не хватает моему родному Санкт-Петербургу. Хороших музейных магазинов! После этого я восемь лет составляла коллекцию для магазина при Русском музее: украшения, фарфор, игрушки. Конечно, не все это было сделано моими руками, но подбор ассортимента был полностью за мной. Могу с гордостью сказать, что на тот момент это была лучшая музейная лавка в стране.

Параллельно я начала заниматься декором помещений. К этому подвела моя предметная деятельность: ставлю, например, свой керамический горшок, а меня просят подобрать ему окружение. Первым самостоятельным интерьером стала квартира известного коллекционера русского авангарда. Да и вообще большинство моих заказчиков — коллекционеры. Я иногда говорю, что работаю на визуалов. Не пытаюсь никого поразить сложностью конструкций, использую только сочетания цветов и фактур. Никаких амбиций по поводу перепланировки у меня нет. Люблю прийти и увидеть уже готовые стены и дверные проемы, с которыми нужно работать. А для стен, бетонных стяжек и прочего у меня есть муж-архитектор. Если мне не нравится существующее пространство, некомфортно в нем, но я не вижу, как сделать его гармоничным, я иду к мужу за советом. 

Не конфликтуете на этой почве?
Обязательно! Спорим, но это нисколько не мешает творчеству. Наоборот, помогает. Спасает от конфликтов с заказчиком, которому я предлагаю уже готовое, взвешенное решение.

Выстроить пространство — это одно, здесь многое идет от целесообразности и практичности. Декор — совсем другое дело, все обоснования эфемерны. Важны ассоциации, тактильные ощущения... Насколько тесным должен быть контакт с заказчиком, чтобы вы угадали его настроение? Тяжело ли это для вас психологически?
Очень! Поэтому я никогда не веду больше трех объектов одновременно. Дальше третьего просто не вижу картинки, наступает какой-то ступор. Для оптимального результата нужен более чем тесный контакт. При этом я, как человек страстный, пытаюсь свести свою работу к минимуму компромиссов. Скажем, когда мы с заказчиком едем выбирать мебель, я провожу определенную разъяснительную работу. Мне важно, чтобы при виде той вещи, которую я предлагаю, его сердце начало биться сильнее.

А если она активно не нравится? Как вы его уговариваете?
Исподволь. Через историю искусств. Привожу различные примеры. Хозяин дома должен вступать в эмоциональный диалог с вещами, которые его окружают. Иначе пространство будет мертвым. Мы выбираем предметы не только по красоте, но и по внутреннему отклику, который они вызывают. У всех разные ассоциации: из детства, из накопленного опыта. Почему вдруг солидный, успешный дяденька уперся и хочет себе диван с розовыми кустами? Мне непонятно. Да, бывает так, что заказчики сами покупают себе какие-то вещи, и те не вписываются в общий замысел. Как плакалась одна моя студентка, ее заказчица купила зеркало, не гармонирующее со стеной. В этом случае я всегда говорю: ищите третьего, который поженит двух первых. Он обязательно найдется. Тот пресловутый диванчик с розами оказался к месту, когда мы добавили к нему однотонную шпалеру.

Интерьер клуба «Майна!» в Санкт-Петербурге

Интерьер клуба «Майна!» в Санкт-Петербурге

Интерьер клуба «Майна!» в Санкт-Петербурге

Представьте ситуацию: вы подобрали идеальный предмет в интерьер, который делаете на заказ, но он настолько хорош и вы так в него влюбились, что хотите иметь у себя. А это единственный экземпляр. Как быть?
Да, я раб вещей. Постоянно попадаю к ним в зависимость. Но дома их уже столько, что все не вмещаются! Сейчас у меня задача раздать их. Отчасти потому я и занялась декораторством, чтобы наполнять другие квартиры тем, что мне полюбилось. Таким образом как бы расширяю свою личную территорию. У меня нет ни собственнических, ни авторских амбиций. Декоратор — всего лишь посредник между пространством и заказчиком. Диктует в первую очередь пространство: высота потолка, метраж, то, как падает свет из окна. Но есть еще и личность, которая в этом пространстве живет. Со своим бюджетом, вкусом, фобиями. Совместить две эти линии — моя задача. Да, нужно быть хорошим психологом. И тут очень помогает то, что я еще и преподаю.

Расскажите про свою школу декораторов «Ультрамарин».
В Москве есть школа «Детали», Союз декораторов, где люди общаются, а у нас в Петербурге все сами по себе. Вот я и открыла школу три года назад. Конечно, невозможно освоить профессию за восемь месяцев, но наши выпускники будут хотя бы грамотными пользователями. Смогут сделать интерьер для себя, а если это вызовет резонанс, будут делать дальше. В нашей профессии так обычно и происходит.

Кого среди ваших студентов больше: тех, кто хочет стать профессиональным декоратором, или тех, кому просто нужно обустроить свой дом?
Примерно поровну. Если у тебя дом 300 м2, а в нем дети, то можно и не работать, заниматься только домом. Ведь он должен развиваться, меняться, причем от сезона к сезону. Конечно, кто-то живет другими вещами и обходится одноразовой посудой, но это не должно быть так. Особенно когда есть семья. Если вы хотите, чтобы дети выросли похожими на вас, то дом очень значим. Именно через домашний уклад передаются культура, традиции. Поэтому в школе мы огромное внимание уделяем мастер-классам по сервировке стола. К сожалению, этот пласт жизни у нас утрачен. Не знаем, сколько и каких предметов нужно ставить на стол, пользуемся бумажными салфетками вместо полотняных. Это неправильно! Ведь это те самые мелочи, которые позволяют ткани жизни нарастать.

Фрагмент переделки «Поднебесная гостиная». В деталях был опубликован в КО №1–2/2008

С подушкой, изготовленной для спецпроекта журнала «Интерьер + дизайн»

Фрагмент переделки «Поднебесная гостиная»

С подушкой, изготовленной для спецпроекта журнала «Интерьер + дизайн»

Программу обучения вы составляли сами?
Да, это моя авторская программа, основанная на классической истории искусства: от архаики до ар-деко. Параллельно идут занятия по теории и практике коммуникаций: ходим по магазинам, ориентируем студентов в том, чем отличаются друг от друга разные марки мебели и сантехники, как соотносятся цена и качество, чем хороша английская продукция, американская, немецкая. Плюс к этому даем прикладные навыки. Мне кажется, для декоратора важно уметь делать что-то своими руками, хотя он вряд ли будет красить в квартире заказчика стены. Хотя навык — это вопрос привычки, а образование — фундамент, и очень важно, из каких рук оно придет. У нас преподают яркие, харизматичные люди, многие из них сотрудники Эрмитажа. Их талант заразителен.

Иногда приходится слышать, что одна из основных дисциплин в школах декораторов — умение убеждать заказчиков увеличить бюджет…
Я никогда не вела заказчика туда, где дороже. Веду туда, где интереснее. Я сама непрактичная и увлекающаяся, могу заболеть каким-нибудь диванчиком буквально до поднятия температуры. А считаю я плохо. Когда меня просят просчитать бюджет, говорю, что не могу этого сделать. Мало ли куда нас поведут дороги… Как бы то ни было, стараюсь не слишком тратиться на стулья или отделку пола. На мой взгляд, смысл освоения пространства — это появление в нем антиквариата, предметов настоящего дизайна или подлинного искусства. Того, на что действительно стоит тратить большие деньги.

Вы можете определить стиль, в котором работаете?
Чистого стиля как такового нет. Да, я сильна в русском конструктивизме, но жить в этом мало кто захочет. Это интеллектуальный жесткий стиль, не самый домашний. Полотенце в ромашку там не повесишь — моветон. Хотя мне удалось сделать одну настоящую конструктивистскую квартиру.  

А с точки зрения национальных особенностей какие интерьеры ближе?
Больше всего люблю Англию. Англичане разнообразны, парадоксальны, ироничны. Мне нравится то, как долго живут вещи в их домах, какая преемственность возникает между предметами разных эпох.

Интерьер «Синьора Флоренция», выполненный для спецпроекта журнала «Интерьер + дизайн»

Интерьер «Синьора Флоренция», выполненный для спецпроекта журнала «Интерьер + дизайн»

Интерьер «Синьора Флоренция», выполненный для спецпроекта журнала «Интерьер + дизайн»

Какому помещению в доме вы уделяете максимум внимания?
Кухне. Когда заказчик начинает задвигать ее на второй план, я всячески этому противлюсь. Лично для меня кухня очень важна: я уже много лет вегетарианка, и отсутствие мяса в рационе стараюсь компенсировать разнообразием блюд. Я вообще неплохо готовлю. Делаю мороженое и пеку хлеб. Даже работала поваром в Лондоне. В 1994 году я приехала туда впервые — посмотреть, пожить, поучить язык, походить по музеям. В Музее Виктории и Альберта поняла, что хочу просто сидеть, копировать картины, и месяц ходила туда как на работу. Постепенно поиздержалась. Однажды попала на обед к замечательной старушке, которая объединяла русскую художественную тусовку. Приготовила там салат. Она оценила и пригласила поработать у нее поваром. Хорошая была практика. Кстати, все страны, где бываю, я оцениваю с точки зрения вкуса. Один мой приятель говорит, что у меня «гортанобесия». Умею различать девять оттенков чая «Эрл грей».

А что у вас с запахами? Декорируя квартиру, вы думаете о том, как она будет пахнуть?
Есть известная риелторская шутка, что перед показом недвижимости клиенту в квартире натирают полы корицей и рассыпают ваниль по плинтусам — так она продается быстрее… Мне важны любые мелочи. Я знаю, что мои коллеги почти никогда не покупают заказчикам вазочки, столовые приборы, а я это делала неоднократно. В одной из квартир оранжевая подушка сделала больше, чем группа мебели. А вот ароматические свечи, честно говоря, пока не покупала. Но и не в них дело. Если в квартире нет ДСП, а есть массив дерева, лен и шерстяной твид, она уже будет хорошо пахнуть. Ведь что такое хороший костюм? Тот, который пахнет хорошим шкафом. Так и с квартирой.


0


ВАС МОЖЕТ ЭТО ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ